на главную страницу

Клуб Военно-Исторической Реконструкции

"Лейб-Гвардии Преображенский полк", 1709
***

ГИСТОРИЯ СВЕЙСКОЙ ВОЙНЫ: ОСАДА НОТЕБУРГА

О Клубе
Новости
Галерея  
Ссылки

История полка

Военные уставы
Обмундирование
Вооружение




***

Осада Нотебурга 26 сентября – 14 октября 1702 года*

Штурм Нотебурга, 1702 г. Гравюра А.Шхонебека

В 22 день прибыл его величество в лагерь околничего Петра Апраксина, которой стоял у реки Назии.

Между тем же временем прибыл изо Пскова генерал-фелтьмаршал Шереметев, и притом смотрели ево околничего Апраксина корпус и, оставя у него конницу и один полк стрелецкой, всю пехоту присовокупили к болшому корпусу. И в 25 день пошли оттоль с корпусом к городу Нотенбурху, и начевали за 20 верст от города, а артилерию за неимением лошадей тянули людми.

В 26 день сентября о 12 часах ночи посылано от войска 400 человек Преображенских салдат для занятия поста у города, которыя пришед, без всякой утраты оной пост заняли. И тоя же ночи подошли два неприятелския судна для досмотру, какие гости в их соседство пришли,  по которым наши несколко залпов дали и убили неприятельского бомбандира и 5 человек салдат. Тогда в городе уже узнали, что неприятель есть, стали стрелять из пушек и, хотя жестоко стреляли, однако ж нашим вреды не было и закрылись свободно, толко убили одного порутчика от гвардии Борзова. Потом до свету пришли 2 баталиона Преображенского и Семеновского полков.

В 27 день поутру о 7 часах пришло и все войско наше под Нотенбурх (или Орешек), и стало в лагар на мысу от города ниже по реке верстах в двух и уставило обоз свой. Того ж дни в городе на башне после обеда, когда уже подлинно узнали осаду, поставили королевское знамя в знак осады своей и желая помощи от своих.

В 28 день ничего знатного не учинилось, кроме того, что по вышеписанному знаку пришли 3 шкуты ис Корелы к городу з запасом и с люд-ми, а с нашей стороны продолжали апроши делать.

В 29 день и 30 день две батареи да два кетеля на пушки и мартиры зделаны, при которой работе 1 рядовой салдат толко убит. Того же числа с 50 судов с Ладожского озера с полмили сухим путем чрез лес волочены в Не­ву-реку, и тоя ж ночи 12 мартиров да 31 пушка, а имянно: 19 18-фунтовых да 12 12-фунтовых на батареи и кетели поставлены.

В 1 день октября о 4 часах поутру 1000 человек Преображенского и Семе­новского полков в суды посажены и на другую, сторону Невы посланы, где  неприятелской шанц был, дабы оной взять и приход неприятелю занять, которое учинилось без потеряния единаго человека, понеже не­приятели, дав один залп, из шанца тотчас побежали. Того ж дня на той  стороне под Нотебурхом пост заняли с транжаментом, и 3 полка там быть определены.

Того ж дня послано писмо от нашего фелтьмаршала х коменданту тоя крепости с трубачем, хочет ли он тое крепость на способной договор здать, потому что у него со всех стран путь сикурсу отнят. На сие писмо последовало изустное учтивое соответствование к фелтьмаршалу от каменданта, в том состоящее, что он благодарит за милостивое объявление сея жестокия осады, потом же желает 4 дни сроку, дабы ему Нарву к вышнему своему командиру генералу Горну послать о сем с ведомостью и уведать о том его намерение. На что ему ответствовано пушечною стрелбою и бомбами со всех наших батарей и кетелей залпом, еже о 4 часах после полудня начато и продолжено даже до приступу. Того ж дня у нас рядовой салдат ис пушки убит, а другой ранен.

Во 2 день октября о 10 часах поутру явилась неприятельская партия, в 400 человеках пехоты да в роте драгунской состоящая с четырмя полевыми пушками, на той стороне Невы-реки у пилной мелницы, недалеко от взятого шанца, у которого караул наш во 100 человеках стоял, которых неприятели жестоко напали. Которую стрелбу наши услышав, тотчас доб­рую партию послали, которые неприятеля ретироватца принудили (понеже тогда еще не гораздо искусны были в военном деле), и за ним следо­вали, которой хотя и з добрым порядком ретираду имел, однако ж 3 пушки нашим покинуть принужден, також одного капрала и 7 рядовых в полон взяли. С нашей стороны 10 человек убито и несколко ранено. С неприятелской же стороны убито 64 человека (как о том по взятье от камандира тоя пар­тии самого уведано есть). Сею партиею с неприятелской стороны камандровал маеор Лион, с нашея ж стороны камандовал Кениксек, полков­ник и посланник полской (которой с вышепомянутым маеором пред тем были вместе во францужской одной службе).    

В 3 день ничего знатнаго не учинено, кроме того, что барабанщик ис крепости с писмом от комендантши имянем всех афицерских жен, в той крепости обретающихся, к фелтьмаршалу прислан, моля его о позволе­нии, дабы могли из крепости выпущены быть ради великаго безпокойства от огня и дыму и бедственнаго состояния, в котором они обретаются.

И на то учинен им ответ от капитана бомбандирской компании Преоб­раженского полку, которой тогда на батареях был и не хотел времяни пропустить, дабы вотще с сим прошением для ответу к фелтьмаршалу в обоз послать. Последующим образом ответствовал им писменно, что он с тем к фелтьмаршалу не едет, понеже ведает он подлинно, что его фелтьмаршал тем разлучением их опечалити не изволит, а естьли изволят выехать, изво­лили б и любезных супружников своих вывесть купно с собою. И с тем, того барабанщика подчивав, отпустил в город.

Но сей комплимент знатно осадным людем показался досаден, потому что по возвращении барабанщика, тотчас великою стрелбою во весь день на тое батарею ис пушек докучали паче иных дней, однако ж урону в людех' не учинили.

Того же числа на другой стороне Невы апроши и батареи зделаны на 6 пушек и на 2 мартира. 

В 4 день октября взята неприятельская конная партия, в 12 челове­ках состоящая с корнетом, в 4 милях от города по посылке чрез партию нашу, которая посылана была из обозу-окольничего Апраксина, и привезены те взятыя в наш лагар.

А того ж вечера о 8 часах от вышеимянованного капитана бомбандирского на острову (которой меж крепости и нашими апроши) пост занят, и по учиненном закрытии 300 человеки осажен для близости к городу.

В 5 день некоторые охотники под командою полковника Гордона хо­тели было взять неприятельския шкуты и суды, стоящия под крепостью. Но, понеже сии суды на берег взволочены и чепми прикреплены были, того ради не могли они сего своего намерения за великим огнем ис крепости исполнить, но принуждены довольствоватца добычею, которую они в тех судах получили, а имянно: ветчину, масло, крупы и сухари. И те суды розрубили, и при­том 15 человек наших побито, а имянно: капитан 1, урядников 3, да рядовых 11, да ранен капитан с восмью рядовыми.

В 6 день был великой пожар в крепости, которой учинился от нашего кар­каса. В 7 день велено збирать охотников к приступу, которых нарочитое число записалось. В 8 день ничего знатного не учинилось.

В 9 день розданы лесницы для приступу, понеже хотя бреш в 2 башнях и куртине учинен, однако ж ради великой высоты стен зело крут всход был, а более стрелять было невозможно, понеже у пушек  запалы зело раз­горелись. И всякому афицеру назначено место к приступу и отданы принад-лежащия суды. Того же дня зделан и летучей мост чрез Неву. В 10 день октяб­ря знатного ничего не случилось, но токмо одному нашему пушкарю на батарее отстрелена из города ис пушки рука.

В 11 день октября в воскресенье рано о 2-х часах учинился великой пожар в крепости. И потом наши охотники к приступу, которые с своими судами с полмили на озере стояли, указ получили к нападению чрез три выстрела из 5 мартиров залпом. И о полчетверта часа рано начало приступа со всех сторон к крепости учинили,  которой тем охотником не гораздо удался. Того ради посланы подполковник Семеновского полку князь Голицын, а потом Преображенского полку маеор Карпов (которой вскоре жестоко картечем ра­нен сквозь ребры и руку) с командированными.

И так сей приступ продолжен был в непрестанном огне 13 часов, а имян-но от получетверта часа с утра до полупята часа после полудня. Однако ж на бреш ради крутости и малого места земли около города и силнаго супротивления неприятелского, и за краткостию наших приступных лесниц (которые в ыных местах болши полуторы сажени коротки были) взойтить и овладеть не могли. А неприятели с одной стороны строение, которым было наши защитились, каркасами зажгли и непрестанно дробом по наших ис пушек стреляли, також бомбы, непрестанно зажигая, с стен катали, отчего великой и несносной вред нашим учинился.

Чего для уже указ послан был для отступления, но оной посланной ради тесноты пройти до командира не мог, а камандующий подполковник князь Голицын суды велел порозжие отпустить, понеже стали люди некоторые от той неприятельской жестокой стрелбы бежать. И когда сие замешкалось, тогда от бомбандир порутчик Меншиков суды збирать начал и еще несколко человек людей к берегу явно привел для переезду на помочь нашим. Тогда не­приятель, видя такое десператное действо наших, также в 13 часов толь утомлен, ударил шамад.

По которому шамаду послан секретарь Шафиров да порутчик Жер-лов в город, а из города камендант выслал порутчика с акордными пунктами. И по учиненной пересылке оные пункты того ж вечера от фелть-маршала подписаны, и той же ночи наши во все три бреша для занятия поста впущены, а по городу еще стоял караул швецкой, понеже в договорных пунктах положено для убирания их 3 дни, а в те дни караулу их быть.

Во 12 день поутру получена ведомость, бутто генерал Крониорт идет на сикурс. Того ради с тем на брешь приехал бомбардирской капитан Преоб-аженского полку и о том оказал генералу-маеору Чамберсу (которой тогда а бреше команду имел, ибо первой камандир ради труда переменен) чтоб немедленно караулы сменить по городу, а наипаче у погреба пороховоо. О чем оной генерал-маеор каменданту сказал о караулной перемене, кото­рой не хотел своих свесть, однако ж наши, опасаясь вышереченных ведомос­тей, силою то учинили. И, пошед по стенам от бреша генерал-маеор направо, а вышереченной капитан налево, и караулы свои поставили.

В 14 день гварнизон по договор с распущенными знаменами, барабанным боем и с пулями во рту с четырмя железными пушками сквозь учиненной бреш вышел и на данных судах отпущен со всеми своими вещми, к шан­цам. Того ж дня генерал-фелтьмаршал з генералитетом в город вошли и, по воздаянии Богу благодарения, при троекратной пушечной и из мел­кого ружья стрелбе, тогда переимянована сия крепость Шлюсенбурхом, что сие имя потом с помощию божиею действително сталось, ибо сим ключем отворились ворота в неприятельскую землю.

Также объявлены тогда чины за. труды, показанныя во время осады сея крепости, от бомбардир порутчику Меншикову — губернатором шлюсенбурским,  подполковнику от гвардии   князю Голицыну — полковником   от гвардии Семеновского полка, маеору от гвардии Карпову — подполковником от гвардии ж Преображенской и пожалованы деревнями. Також и протчие афицеры и рядовые, каждой по достоинству своих трудов, были награждены деревнями и золотыми манетами.

Недостойные ж, особливо те, которые с приступу побежали, несколко десятков рядовых ошелмованы, а имянно ганены сквозь строй, и, лица их заплевав, казнены смертию.

В той крепости найдено артилерии и протчих воинских припасов

1 мартир 2 пуд Медных {                  пушек разных калибров 21 в том числе 1 лита при деде царя Ивана Васильевича

гоубиц от 16 фунт. до 3 пуд 9 Железных { пушек разных калибров   107

Гранат ручных         4780      Салдацких фузей      1117 Бомб                   160         Шпаг                     300 Ядер                 11 114       Латов                     172 Картечей               391         Шишаков                  90 Порогу бочек            270         Пик                      180

И протчих воинских припасов как свинцу, так селитры, серы, смолы, желе­за, салдацких сум, пушечных станков, колес, форм, лапаток, кирок, тесел, то­поров, фашинных ножей, железных клинов, молотов и гвоздей многое число.

Во время приступа из российского войска побито и от ран померло, а имянно:

                          Побито

Маеор 1, капитанов 8, порутчиков 9, адъютант 1, прапорщик 1, сержантов 8, капралов и салдат 380, барабанщик 1.

От ран померло Маеор 1, капитанов 2, порутчиков 2, сержантов 2, салдат 93.

Ранено

Капитанов 9, порутчиков 6, прапорщиков 7, сержантов 5, каптенармус 1, подпрапорщик 1, салдат 899.

Под вышеписанным городом октября с 1 по 11 число того ж месяца воинс­ких припасов изошло

Пушечных ядер от 6-ти до 18-ти фунтовых    8 144 Бомб 3 пуд[овых]                          2 581 Гранат ручных 2 фунт[овых]  4 471 Пороху пудов                             4 371

По взятии же той Шлюсенбурской крепости еще той же осени оная укреплена новыми болварками кругом всего города, х которой работе приставлены были ради надзирания из знатных персон.

А имянно:

Адмирал и канцлер Федор Алексеевич Головин Постелничей Гаврило Иванович Головкин

Губернатор Александр Данилович Меншиков, которому сие губернаторст­во дано при взятии Шлюсенбурской крепости Думной дворянин Никита Зотов Кравчей Кирило Нарышкин.

Потом его величество с полками гвардии и со взятыми мед­ными пушками и знаменами путь свой восприял к Москве, оставя в Шлю-сенбурском гварнизоне 3 полка пехотных под командою полковника и ка-менданта Юнгора; а протчие полки отпущены на зимовые квартиры во Псков и в Ладогу.

Его величество прибыл в Москву декабря в 6 день. И имел тор­жественной вход с полученными того году в Лифляндии и в Шлюсенбурхе пленники и с воинскими знаки следующим образом.

1. Шел полковник Ридер з баталионом своего полку строем с распущеными знамены и з барабанным и литаврным боем.

2. За ними следовали 150 человек пленных шведов.

3. Потом шло несколко рот камандрованных полков, между которыми також шли швецкие пленные.

4. За ними следовали два полка гвардии, Преображенской и Семенов­ской.

5. Потом несены 2 морския флага.

6. За флагами шла рота бомбардирская, при которой его вели­чество, яко капитан, присудствовал.

7. За тою ротою везена взятая у неприятеля артилерия, пушки и мартиры.

8. Потом следовал баталион мушкетеров, междо которыми 100 человек швецких пленных афицеров ведено.

9. После всего везена на 20-ти возах взятая неприятельская аммуницыя, ружье и протчее.

И сей торжественный вход был Тверскою улицею в Воскресенские воро­та чрез Китай и Мясницкою улицею, для чего зделаны были трои Триумфалные вороты: 1) у Казанской церкви; 2) за Никольскими вороты на Лубянке; 3) на Мясницкой. И во время входу его величества в тех воротах его величество приветствовали как первые духовные, так и протчих чинов люди и школьники.

====================================================================================================

* сканировано с: Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) – В 2-х выпусках. Выпуск 1. М.: «Кругъ», 2004. СС.223-229.

 

***

наверх

Клуб ВИР "Л-Гв.Преображенский полк" (с) 2004